В каких случаях товарный склад может быть признан заемщиком, и какие последствия это влечет для него

Содержание

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

znatpravo.ru

Нарушение должником срока исполнения обязательства обычно влечет ответственность должника, в частности, обязанность уплатить неустойку. Кроме того, если, к примеру, кредитор утратит интерес к просроченному исполнению в связи с тем, что предмет исполнения нужен был к определенному сроку (например, просрочка изготовления новогодних корпоративных подарков), то он вправе отказаться от принятия исполнения. Просрочки должника не возникает, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение от должника либо не выполнил действий, от которых зависело исполнение обязательства должником. В таком случае кредитор обязан возместить убытки должнику.

Что может предпринять кредитор при просрочке исполнения обязательства должником

Если должник допустил просрочку исполнения обязательства, кредитор вправе:

  • потребовать неустойку, установленную в договоре (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Однако если в договоре не определен размер неустойки, то такое условие считается несогласованным. Взыскать неустойку получится, только если она предусмотрена законом. Например, за несвоевременное предоставление транспортного средства, контейнера по договору перевозки груза предусмотрен штраф за каждый полный час просрочки (ч. 3 ст. 34 Устава автомобильного транспорта);
  • потребовать проценты пост. 395ГК РФ, если допущена просрочка исполнения денежного обязательства. Но если в договоре за его нарушение предусмотрена неустойка, то взыскать проценты по общему правилу не получится (п. 4 ст. 395 ГК РФ);
  • взыскать убытки, возникшие в связи с просрочкой исполнения обязательства (ст. 405 ГК РФ). Например, арендатор вправе потребовать возмещения убытков, причиненных задержкой передачи имущества (п. 3 ст. 611 ГК РФ).

Убытки можно взыскать (п. 1 ст. 394 ГК РФ, п. 60 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7):

— в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка), если в договоре или законе прямо не указано иное;

— в полной сумме сверх неустойки, если в договоре предусмотрена штрафная неустойка;

— вместо неустойки, если договором предусмотрена альтернативная неустойка.

Однако требовать убытков нельзя, если вы определили, что за нарушение договора взыскивается только неустойка (исключительная неустойка);

  • отказаться от договора, если:

— исполнение перестало представлять для кредитора интерес (п. 2 ст. 405 ГК РФ). Например, кредитор может утратить интерес из-за длительной просрочки должника;

— должник не предоставил встречное исполнение либо есть обстоятельства, которые очевидно свидетельствуют о том, что такое исполнение не будет предоставлено в срок (п. 2 ст. 328 ГК РФ);

— специальные нормы для отдельных видов договоров предусматривают такую возможность. Например, если покупатель нарушил срок выборки товара, поставщик, в частности, вправе отказаться от исполнения договора (п. 2 ст. 515 ГК РФ);

  • приостановить исполнение своего обязательства (п. 2 ст. 328 ГК РФ). Например, если покупатель просрочил внесение аванса на 10 дней, то поставщик вправе соразмерно отодвинуть свое встречное обязательство поставить товар.

Когда должник не считается просрочившим и что это означает для кредитора

Должник не считается просрочившим до тех пор, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора (п. 3 ст. 405 ГК РФ).

Это означает, что должник не несет ответственности за неисполнение своего обязательства. Более того, сам кредитор за свою просрочку становится ответственным перед должником, у которого возникает право на возмещение убытков, вызванных такой просрочкой. Исключение — если кредитор докажет, что он либо лица, на которых было возложено принятие от должника исполнения, не отвечают за обстоятельства, из-за которых возникла просрочка кредитора (п. 2 ст. 406 ГК РФ).

Кредитор считается просрочившим в случаях, когда он (п. 1 ст. 406 ГК РФ):

  • не совершил те действия, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Это могут быть действия, которые обусловливают исполнение обязательства должником. Например, заказчик как кредитор будет считаться просрочившим, если не внесет аванс, с момента уплаты которого подрядчик должен был приступить к работам (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54);
  • отказался принять от должника надлежащее исполнение, в том числе в ситуации, когда у должника не было срока исполнения, но он обратился к кредитору, который не потребовал исполнения в разумный срок, с тем, чтобы тот принял исполнение. Если кредитор уклоняется от принятия исполнения, это тоже расценивается как отказ (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54).

Кроме того, должник не несет ответственности за нарушение срока, если исполнение оказалось невозможным из-за обстоятельств непреодолимой силы.

Не нашли ответа на свой вопрос:

Какие последствия влечет просрочка исполнения обязательства

Узнайте, как решить

именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа . Или позвоните нам по телефонам:

В каких случаях договор поставки признается незаключенным и какие последствия это влечет

Договор поставки обычно признается незаключенным из-за того, что не согласованы его существенные условия или он подписан неуполномоченным лицом.

Чтобы признать договор незаключенным, подайте иск в суд. Если есть формальные основания для иска, но вы принимали исполнение или сами исполняли договор, суд, скорее всего, отклонит требование.
Если договор признан незаключенным, вы не сможете потребовать от контрагента исполнить обязательства по нему. Если договор исполнялся, то суд может обязать вас оплатить полученное либо вернуть его в качестве неосновательного обогащения.

В каких случаях договор поставки признается незаключенным

Есть два основных случая, когда договор поставки признается незаключенным:
• стороны не согласовали все существенные условия в надлежащей форме (п. 1 ст. 432 ГК РФ);
• договор подписало неуполномоченное лицо.
При рассмотрении требования о незаключенности суд обязательно уточнит, исполнялся спорный договор или нет.

Незаключенность договора, когда не согласованы существенные условия

Договор поставки может быть признан незаключенным, если в нем не описали или недостаточно четко описали наименование и количество поставляемого товара.
В договорах стороны часто указывают, что точное наименование и количество товаров будут определяться в иных документах, например в заявках или спецификациях. Но впоследствии эти документы они не составляют (даже если фактически товары поставляются и принимаются). В таких случаях риск незаключенности договора очень высок.
В то же время важное значение для решения вопроса о заключенности договора имеет его исполнение (поставка товара и оплата).

Заключен ли договор, если поставщик передал товар

Когда условие о товаре не согласовано, но поставщик его передал покупателю, договор может быть признан заключенным. Например, если товары передавались по товарным накладным, которые содержат ссылки на реквизиты спорного договора. Однако если ссылок на договор в накладных нет, то велик риск признания договора незаключенным.

Заключен ли договор, если покупатель внес предоплату

Если стороны не согласовали условие о товаре, то договор могут признать незаключенным, даже если покупатель внес предоплату. Значение имеет передача товара, а не его предварительная оплата.

В каком порядке договор поставки может быть признан незаключенным

Договор может признать незаключенным только суд, но не сами стороны.
Если контрагент заявил к вам требование, основанное на договоре, который вы считаете незаключенным, подайте встречный иск или заявите возражение о незаключенности.
Порядок признания незаключенным договора поставки особенностей не имеет — он такой же, как для прочих договоров.

Может ли договор быть признан незаключенным по требованию стороны, которая подтвердила его действие

Полагаем, что в признании договора незаключенным может быть отказано, если вы приняли от контрагента полное или частичное исполнение (например, получили товар) или иным образом подтвердили действие договора. Ваше поведение будет расценено судом как недобросовестное (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Однако суд может признать договор незаключенным, если не доказано, что исполнение принято именно по спорному договору. Решение будет зависеть от особенностей конкретной ситуации и доказательств.

Какие последствия влечет признание договора поставки незаключенным

Последствия признания договора незаключенным во многом зависят от того, исполнялся ли он сторонами.
Если не исполнялся, суд признает, что стороны не несут никаких обязательств друг перед другом.
Если исполнялся, суд может обязать вернуть неосновательное обогащение или оплатить полученное.
Если договор признан незаключенным, не применяется большинство его условий. В частности, стороны не вправе требовать друг от друга поставки товара или его оплаты, взыскания договорной неустойки. Однако может продолжить действовать, например, условие о договорной подсудности или третейская оговорка, содержащаяся в незаключенном договоре (п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165).

Не нашли ответа на свой вопрос?

Узнайте, как решить

именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта . Или позвоните нам по телефонам:
Санкт-Петербург +7 812 467-31-19
Москва +7 499 938-55-47
Федеральный номер 8 800 511-38-53

В каких случаях товарный склад может быть признан заемщиком, и какие последствия это влечет для него

​Юридический словарь дает следующее определение, что такое товар. Это объекты повышенного оборота (пользующиеся спросом), которые предназначены для дальнейшей реализации (отчуждения любым из законных способов) и получения прибыли (независимо от регулярности дохода). Такое же определение используется в Гражданском кодексе при регулировании товарных отношений.

В соответствии со статьей 918 Гражданского кодекса РФ распоряжаться товаром, переданным на хранение, может не только поклажедатель (собственник имущества), но и товарный склад. Хранение подразумевает составление договора займа, но на практике практически не используется.

Признание товарного склада заемщиком: законные условия

В сорок второй главе Гражданского кодекса России предусмотрены правила возникновения и реализации правоотношений в сфере передачи займа. В частности, договор может применяться при регулировании сотрудничества между документоведом используемого склада и собственником складских помещений. Это правило действует только в тех случаях, когда собственник склада имеет возможность и полномочия распоряжаться вверенными материальными ценностями. Кроме регулирования законодательными актами, правоотношения должны формироваться на основании иных правовых актов или контрактов.

Внимание! Товарному складу (владельцу складского помещения) не обязательно заключать с поклажедателем отдельный договор займа.

На практике часто возникают сложности с формулированием личных требований, поэтому приходится прибегать к помощи профильных юристов. Ниже представлен пример, как можно отобразить существенные условия нутрии подписанного соглашения.

Во исполнение возможностей, предусмотренных ст. 918 ГК России, склад хранения имеет право в полной мере пользоваться переданным в сохранность имуществом, но только в рамках действующего законодательства и, на свой риск.

Важно! Если такая возможность (право свободного распоряжения) не предусмотрено индивидуальным контрактом, то товарный склад пользоваться ценностями не сможет.

При составлении такого договора необходимо принимать во внимание следующие особенности и принципы:

  1. Возможность распоряжения охраняемым имуществом подразумевает, что складское помещение имеет полную свободу действий не только при целевом использовании объектов, но также при распоряжении ими то есть разрешается безвозвратное отчуждение объектов. Согласно ст. 807 ГК России, собственник складского помещения обязан вернуть владельцу (компенсировать) убытки тем же количеством аналогичных предметов, которые соответствуют основным характеристикам и качеству.
  2. Поскольку закон предусматривает право возврата аналогичного товара, то и при составлении контракта, предметом соглашения можно выставлять только те ценности, которые имеют объективные качества и родовые признаки. То есть любые качества, позволяющие посчитать единицы материальных ценностей, а также установить их качественные характеристики.

Если стороны в рамках соглашения обязуются вернуть владельцу тот же товар, который был передан на хранение, то это значит, что договор займа составлен быть не может. В таком случае держатель склада не сможет распоряжаться переданными на сохранность объектами.

На практике также возникают сложности с определением, к какой категории соглашений относится текущий контракт. Так, на основании статьи 890 ГК России, участники могут составить договор хранения с обезличением, исключающим возможность распоряжения вверенной собственностью.

Общие признаки:

  • объекты разрешено смешивать с другими ценностями одного рода и качества (если того требует реализация прав распоряжения);
  • предоставление обязанности вернуть равное или обусловленное сторонами число вещей той же категории и качества.

Использование! Этот способ целесообразно применять при хранении скоропортящихся продуктов. Например, это касается фруктов и овощей, которые могут не продержаться до завершения срока хранения. Поэтому владелец склада может продать овощи, в будущем заменив их на аналогичные с целью возвращения собственнику.

Определение права собственности

Передача ценностей под сохранность склада, даже с предоставлением права распоряжаться имуществом не значит, что теперь склад становится полноценным собственником товара. Хозяином остается поклажедатель, который делегирует полномочия распоряжения ценностями, но личные имущественные интересы владельца не пострадают, поскольку он гарантированно получит справедливую компенсацию (в рамках закона или мирного соглашения).

Распределение имущественных прав будет зависеть от того, какой вид соглашения составлен между участниками.

Таблица «Виды договоров и установление имущественных прав на охраняемые ценности»

Вид соглашения

Кто собственник

Хранение с обезличением

Собственником материальных благ остается текущий владелец, а хранитель (склад) не имеет возможности распоряжаться объектами. Крайне редко, но допускается целевое использование имущества на основании письменного соглашения участников.

Хранение с договором займа

После подписания контракта ценности в полной мере переходят во владение складского помещения.

Заем – двухсторонний договор, на основании которого владелец имущества передает право пользования и полноценного распоряжения собственностью третьему участнику. Внутри договора стороны могут самостоятельно определить правила и ограничения в использовании объектов, а также установить требования к возврату используемых ценностей.

Собственник имущества предлагает составить соглашение о хранении, но только об обычном, а не складском. Допустимо ли внесение в содержание такого контракта разрешения на распоряжение вещами?

В соответствии со статьей 918 Гражданского кодекса Российской Федерации, такая возможность предусмотрена исключительно для соглашения складского хранения. Если участники, вопреки законодательным требованиям, несут такое условие в контракт обычного хранения, возникает риск переквалификации договора в соглашение займа или товарного кредита, так как это будет противоречить сущности данного договора.

Внимание! Переквалификация происходит только в судебном порядке, если одна из сторон инициирует подачу искового заявления.

Суд принимает решение о переводе контракта из одной группы в другую по следующим причинам:

  1. В случае отчуждения охраняемых вещей, склад получает прибыль, то есть материальную выгоду. И в последствии склад тратится на компенсацию расходов поклажедателя, то есть платит сам хранитель. В договорах обычной аренды вносить деньги должен именно участник, передающий собственность на хранение. Таким образом, эти контракты предусматривают различный объем и перечень прав и обязанностей сторон.
  2. После отчуждения склад теряет предмет контракта, поэтому договор обычного хранения прекращает свою юридическую силу. И компенсировать расходы уже никто не должен и не будет.

Судебная практика

Как показывает судебная практика, 100 процентов рассматриваемых исковых заявлений заканчиваются тем, что судья меняет квалификацию. Если участником выступает складское помещение, то контракт получает наименование договор хранения с займом. Если же в правоотношениях принимают участие только физические лица, то может использоваться соглашение кредитования.

Что касается переквалификации, то суд принимает решение об изменении категории договора при следующих обстоятельствах:

  • складское помещение не является одним из участников, то есть соглашение составлено между неверными субъектами;
  • контракт составлен с нарушением формы и требований к договору.

Существенные законные исключения

Крайне редко, но соглашение обычного хранения предусматривает возможность реализации переданных складу вещей. Так, складское помещение имеет законные полномочия на реализацию имущества, в том числе, его продажу, при следующих обстоятельствах:

  • во время хранения возникла угроза порчи имущества по причинам, независящим от склада или его работников;
  • собственность уже была испорчена;
  • возникновение условий, которые не позволяют обеспечить надлежащую сохранность вещи;
  • поклажедатель уклоняется от исполнения своей доли вверенных обязанностей или не обращается за получением имущества назад в оговоренные сроки.

Обязательно подтвердить! Поклажедатель (владелец материальных ценностей) не имел реальной возможности самостоятельно принять своевременные меры, направленные на возврат имущества или гарантию его сохранности.

Юридические последствия

Согласно гражданскому законодательству, описанный ид соглашения относится к смешанным. Это значит, что одновременно склад выступает и хранителем и заемщиком, что влечет получение различного рода прав и обязанностей участников.

Но несмотря на общие признаки, этот вид соглашения имеет свои особенности, которые в значительной мере отличают его от договора займа, а также от соглашения хранения материальных ценностей. В связи с незнанием юридических особенностей на практике часто возникают сложности при оформлении таких соглашений между участниками.

В соответствии со статьей 421, при составлении смешанного договора одинаково должны соблюдаться требования, представленные для каждого вида соглашения. это значит, что выбор субъектов, предмета, прав и обязанностей, а также формирование финансовой стороны, происходит в полном соответствии с условиями каждого соглашения, элементы которого внесены в действующий контракт. В данном случае это касается договора займа, а также соглашения обычного хранения.

В юридической теории специалисты сходятся во мнении, что контракт хранения товаров с возможностью распоряжения ими (вплоть до отчуждения) в большей степени является заемным обязательством, так как экономическую выгоду от передачи имущества получает товарный склад. А сам собственник может рассчитывать только на равноценную компенсацию.

Практическое применение элементов разных видов соглашений

Как уже отмечалось выше, при практическом использовании контрактов различных категорий, то есть во время составления смешанного соглашения, применяются правила о договорах, элементы которых в нем содержатся, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. В отношении договора хранения товаров с правом распоряжения закон прямо указывает на следующие нормы и аспекты:

  • срок хранения, а также порядок возврата имущества обозначается статьями, которые регулируют тонкости договора хранения имущества;
  • особенности использования ценностей обозначаются договором займа.

Такое распределение ведет к следующим юридическим последствиям:

  1. Складское наделено абсолютным правом распоряжения имуществом. В этом случае необходимо помнить, что распоряжение происходит от имени хранителя без упоминания изначального собственника. Также кроме продажи, в отношении охраняемых ценностей может быть составлен договор аренды с передачей ценностей в оплачиваемое пользование третьему лицу. На практике при реализации этих правоотношений возникают сложности с составлением документации, на основании которой происходит пользование имуществом.
  2. Поскольку ценности передаются в пользование третьим участникам, всегда есть риск, что будет нарушена целостность имущества, собственность будет испорчена или утрачена. В таком случае склад понесет материальные убытки, поскольку компенсировать расходы изначального владельца – поклажедателя – придется в любом случае и в полной мере. Нужно справедливо отметить, что даже обычный договор хранения не лишен риска утраты или порчи материальных благ.
  3. Дополнительно участники наделены возможностью деления прибыли, полученной от реализации товара. Например, складским помещением принято решение передать товар в аренду третьему лицу за получение регулярных денежных отчислений. Поклажедатель рамках договора может претендовать на процент от полученного дохода. Но если этого пункта внутри контракта нет, то и претендовать на денежное вознаграждение поклажедатель не может.
  4. Смешанный договор хранения и займа предусматривает начисление пени и штрафов. Так, участники между собой определяют срок возврата имущества поклажедателю, а также порядок и объемы компенсации расходов поклажедателя. Если складское помещение нарушает установленные термины или предмет соглашения, то дополнительно может назначаться пеня в твердой сумме или в проценте от стоимости охраняемого/утраченного имущества.

Основные последствия при оформлении соглашения складского хранения

Участникам договора придется столкнуться с перечнем следующих юридических последствий оформления такого договора:

  1. Поклажедатель является единственным полноценным владельцем материальных ценностей, переданных на хранение, поэтому он может требовать от склада возврат товара (соответствующего количества и качества) в любой желаемый момент. На исполнение требований статьи 904 Гражданского кодекса России, товарный склад обязан его вернуть все охраняемые объекты по первому требованию. Никакого льготного срока не предусмотрено. Кроме того, обязательно помнить, что если собственность в это время находится в аренде третьего лица, то требовать досрочного прекращения аренды нельзя. Избежать материальных убытков складское помещение может только в том случае, если заблаговременно будет подготовлено необходимое количество аналогичного товара для компенсации поклажедателю.
  2. В зависимости от переданного на хранение имущества, есть риск естественного уменьшения количества товара. Это может быть обусловлено износом или необходимостью дополнительной технической обработки. Если это естественные обстоятельства, которые не зависят от воздействия участников, то при возврате денег/товара, возмещение поклажедателю делается без расчета потерь. Если же складское помещение вернуло товар в изначальном количестве, то поклажедатель обязан компенсировать разницу деньгами или материальными объектами, в зависимости от соглашения участников.

Договор складского хранения содержит условие, согласно которому поклажедатель обязуется выплатить хранителю неустойку, если потребует возврат товара до окончания срока его хранения. Можно ли потребовать от поклажедателя уплаты такой неустойки в рамках смешанного соглашения?

Законодательством установлено, что требовать неустойку не получится. Здесь будут действовать нормы соглашения хранения, а не договора займа. Поэтому даже, в случае внесения такого условия в содержание основного договора, истребовать деньги не получится. При малейшей попытке обжаловать этот пункт контракта в судебном порядке, судья удовлетворит прошение.

Все дело в мороженом // Иски о защите права на товарный знак и злоупотребление правом

Как известно, ВС РФ и ВАС РФ в п. 62 совместного постановления № 5/29 сформулировали общее правило защиты права на товарный знак:

лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 Кодекса.

Мол, “не нравится” товарный знак, идите в Роспатент и обжалуйте его регистрацию – там и высказывайте все аргументы о том, почему такого товарного знака быть не должно. А здесь, в суде, в деле о защите права на товарный знак, мы защищаем товарный знак как он есть, какие бы сильные аргументы ни были у ответчика о “неправильности” товарного знака.

В то же время ВС РФ и ВАС РФ сделали “послабление” и в следующем абзаце п. 62 привели исключение из правила:

суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Это разъяснение можно было понять так, что в нём установлен единственно возможный случай отказа в защите права на основании нормы о злоупотреблении правом. Мол, суды не могут отказать в защите исключительного права на товарный знак по каким-либо другим основаниям.

Думаю, что такое понимание позиции высших судов неверно. ВС и ВАС всё же не указали, что правила о злоупотреблении правом не могут применяться в других обстоятельствах. Да и строго говоря, ВС и ВАС не могли дать такое разъяснение, поскольку оно бы противоречило действовавшему в то время определению злоупотребления правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ):

“Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах”.

Такое определение было достаточно широким и могло быть применено к большому количеству конкретных ситуаций, точный перечень которых невозможно было установить заранее. К тому же судебная практика не стоит на месте, позиции судов развиваются и регулярно уточняются с развитием оборота и усложнением споров. Точно также расширяется и меняется перечень случаев злоупотребления правом. При этом суды также определяют критерии, которые позволяют судам разграничить законные действия и злоупотребление правом.

Пока суды думали о том, как применять норму о злоупотреблении правом, изменился закон. Так, 04 марта 2013 года вступила в силу новая редакция статьи 10 ГК РФ, в которой было расширено понятие злоупотребления правом:

“Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)”.

В тот же день вступила в силу новая редакция 3 статьи 1 ГК РФ и был введён в действие пункт 4 статьи 1 ГК РФ:

3. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

4. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения”.

Таким образом, назрела революционная ситуация, когда низы (стороны и суды первых инстанций) не хотели применять институт “злоупотребление правом” по-старому, а верхи (СИП и Верховный суд) не могли. Новый закон, новое понимание стандарта добросовестности, накопившаяся судебная практика.

Революцией сверху стало Определение от 23.07.2015 по делу № 310-ЭС15-2555, в котором Верховный суд РФ наконец развил позицию о злоупотреблении правом и разъяснил, что правило о злоупотреблении правом может применяться не только к действиям по государственной регистрации товарного знака, но и в других случаях:

суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 Гражданского кодекса, статьи 10.bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности от 20.03.1883), если исходя из фактических обстоятельств конкретного спора установит злоупотребление правом со стороны правообладателя товарного знака (факт недобросовестной конкуренции).

С учетом установленного Гражданским кодексом общего требования о необходимости использования зарегистрированного товарного знака являются недобросовестными и не подлежат судебной защите такие действия обладателя права на товарный знак, которые направлены на создание препятствий к использованию даже тождественных или сходных с ним до степени смешения обозначений, в случае отсутствия фактического его использования самим правообладателем, поскольку у истца, не приложившего в установленный законом период времени усилий для использования товарного знака, отсутствует нарушенное право. Попытка получить такую защиту при отсутствии достойного защиты интереса (например, при имитации нарушения права) является злоупотреблением правом со стороны истца.

Самое важное, Верховный суд в указанном Определении обозначил критерии, по которым возможно установить факт злоупотребления правом в конкретных обстоятельствах:

Проверяя наличие факта злоупотребления правом со стороны истца в подобных случаях, суд, кроме факта неиспользования товарного знака правообладателем, должен также учесть цель регистрации товарного знака, реальное намерение правообладателя его использовать, причины неиспользования. В случае же установления того, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, в защите такого права указанному лицу судом может быть отказано.

Подробное описание этого дела можно найти в блоге Сергея Будылина – Г. К. Честертона или Чехова от юриспруденции. Ну в общем прекрасного рассказчика.

Но на этом Верховный суд не остановился. В совершенно свежем Определении от 20.01.2016 по делу № 310-ЭС15-12683 он в целом повторяет свою позицию:

С учетом установленного Гражданским кодексом общего требования о необходимости использования зарегистрированного товарного знака являются недобросовестными и не подлежат судебной защите такие действия обладателя права на товарный знак, которые направлены на создание препятствий к использованию даже тождественных или сходных с ним до степени смешения обозначений, в случае отсутствия фактического его использования самим правообладателем, поскольку у истца, не приложившего в установленный законом период времени усилий для использования товарного знака, отсутствует нарушенное право. Попытка получить такую защиту при отсутствии достойного защиты интереса (например, при имитации нарушения права) является злоупотреблением правом со стороны истца.

Проверяя наличие факта злоупотребления правом со стороны истца в подобных случаях, суд, кроме факта неиспользования товарного знака правообладателем, должен также учесть цель регистрации товарного знака, реальное намерение правообладателя его использовать, причины неиспользования. В случае же установления того, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, что установлено судами по настоящему делу, в защите такого права указанному лицу судом может быть отказано.

Применив эту позицию к обстоятельствам дела, Верховный суд определелил, что

суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о подтверждении факта неиспользования товарного знака обществом с даты регистрации и до вынесения решения, равно и факта равно и факта того, что общество никогда не являлось ни производителем мороженого, ни лицом, осуществляющим его оборот.

Надо сказать, что сомнений в справедливости решения Верховного суда у меня нет – правообладателем в этом деле был ивзестнейший тролль ЗАО “Ассоциация делового сотрудничества ветеранов Афганистана «МИР”.

Однако некоторые опасения у меня всё же есть. Я реально боюсь, что формулировка у истца, не приложившего в установленный законом период времени усилий для использования товарного знака, отсутствует нарушенное право” заживёт своей самостоятельной жизнью, и суды будут сплошь и рядом отказывать в исках всем лицам, которые по тем или иным причинам не использовали свой товарный знак. Всё же есть много добросовестных правообладателей, который не использовали свой товарный знак по разным добросовестным причинам.

Также мне не совсем ясно вот что. В обоих делах суды первой и апелляционной инстанций пришли к, надо сказать, неправильному выводу об отсутсвии сходства до степени смешения между обозначениями ответчика и товарными знаками истца. Верховный суд с этими выводами в обоих случаях согласился. Но, тем не менее, Верховный суд всё равно применил норму о злоупотреблении правом.

И у меня возникает вопрос, а нужно ли было это делать? Предположим, что сходства до степени смешения действительно не было. В таком случае, как я понимаю, нет нарушения – нет права на защиту. Соотвественно, норма о злоупотреблении правом применяется тогда, когда нарушение права всё же есть, но по конкретным обстоятельствам дела такое право не подлежит защите.

Имеет ли смысл дополнительно “карать” истца отказом в иске в связи со злоупотреблением правом, если его право вообще не было нарушено? Мол, истец такой нехороший негодяй, что его нужно проучить как следует? Такая воспитательная мера, чтобы другим “плохим” правообладателям неповадно было?

Злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”).

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом ( п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными );

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом ( Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012 );

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО “Омскэнергосбыт” уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО “МРСК Сибири”) в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника – ОАО “Омскэнергосбыт”, правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО “ТГК N 11” на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО “Омскэнергосбыт” опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО “Омскэнергосбыт” до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ ( Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013 );

7.4. Общество “Агросервис” и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика – обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности ( Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013 );

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности ( Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013 );

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ ( Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013 );

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет ( Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013 );

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам ( Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012 );

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013 );

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган ( Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013 ).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

10. Когда товар может быть признан качественным?

10. Когда товар может быть признан качественным?

Согласно пункту 1 ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей», товар признается качественным, тогда, когда качество товара соответствует договору.

При заключении публичного договора, к которому, например, относится розничная купля-продажа (ст.426 ГК РФ), качество товара должно соответствовать требованиям стандартов, техническим условиям или образцам по качеству, которые устанавливаются законами или иными нормативно-правовыми актами и являются одинаковыми для всех потребителей. В случаях, когда предусмотрено законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т. п.)

Например федеральный закон от 2 января 2000 г. № 29 – ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» регулирует отношения в области обеспечения качества для здоровья человека и безопасности пищевых продуктов. Этот закон устанавливает обязательные и общие требования к обеспечению качества и безопасности пищевых продуктов, которые должны соответствовать государственным стандартам, санитарным и ветеринарным нормам. Следовательно, качество товара (пищевых продуктов) при заключении публичного договора должно соответствовать требованиям, указанным в данном Законе.

При отсутствии в договоре условий о качестве товара, товар согласно Закону РФ «О защите прав потребителей» признается качественным тогда, когда соответствует обычно предъявляемым требованиям и пригоден для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Когда потребитель не знает, какой конкретно товар ему нужен, но четко представляет себе цель, для которой намерен его использовать, то продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар, пригодный для использования в соответствии с этой целью. То есть, это происходит тогда, когда для выбора товара необходимы специальные познания, которых нет у потребителя (например, потребителю нужно поклеить обои на кухне, но какой клей для этого лучше всего использовать, он не знает).

Законом РФ «О защите прав потребителей» установлено, что продавец (исполнитель) должен в полной мере обладать сведениями о свойствах продаваемых им товаров. В данном случае продавец (исполнитель) несет ответственность за продажу потребителю такого товара, который будет пригоден для использования в указанных потребителем целях. Не пригодным для обычного использования считается товар, если у него отсутствуют определенные качества и это препятствует его фактическому использованию, ведет к отрицательному результату, либо увеличивает расходы или издержки потребителя. Необходимо также отметить, что если товар пригоден не для всех целей, для которых он обычно используется, а только для некоторых из них, то продавец должен предупредить об этом покупателя.

При продаже товара по образцу и (или) по описанию, товар признается качественным тогда, когда согласно ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» тогда, когда товар, переданный потребителю, соответствует образцу и (или) описанию. Когда товар продается по образцам или по описанию, то продавец несет ответственность за соответствие реально предоставляемого потребителю товара образцу или описанию.

Образец– это изделие, потребительские (эксплуатационные) характеристики которого определяют требования к качеству передаваемого товара.

Описание товара – это перечень потребительских (эксплутационных) характеристик, которыми должен обладать товар. Его описание может сопровождаться, например, графическим изображением, фотографией и т. п. Согласно ст. 497 ГК РФ договор купли-продажи по образцу или по описанию считается исполненным с момента, когда товар, выбранный по образцу или описанию, доставлен покупателю.

В том случае, если законом предусмотрена продажа товара, к которому установлены обязательные требования, то продавец обязан передать потребителю товар соответствующий этим требованиям.

Если продавцом (изготовителем) продан товар ненадлежащего качества, а именно, товар не соответствующий требованиям стандартов, техническим условиям или образцам по качеству, то в соответствии с п. 1 ст. 14. 4 Кодекса РФ об административных правонарушений (в ред. от 02.02.2006 г.), он привлекается к административной ответственности.

Источники:
http://urist7.ru/grazhdanskoe-pravo/zaklyuchenie-dogovora/v-kakix-sluchayax-dogovor-postavki-priznaetsya-nezaklyuchennym-i-kakie-posledstviya-eto-vlechet.html
http://law03.ru/biznes/article/v-kakix-sluchayax-tovarnyj-sklad-mozhet-byt-priznan-zaemshhikom
http://zakon.ru/Blogs/vse_delo_v_morozhenom__iski_o_zaschite_prava_na_tovarnyj_znak_i_zloupotreblenie_pravom/41491
http://vitvet.com/articles/articles23/
http://law.wikireading.ru/1745
http://advokat-vip.ru/v-kakih-sluchayah-uchrezhdenie-vprave-sdat-imuschestvo-v-arendu-bez-torgov/

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию