Что будет с рублем после выборов президента?

Что будет с рублем после президентских выборов в России?

Тема курсов валют после президентских выборов в Российской Федерации интересует сегодня как ведущих экспертов, так и рядовых наших соотечественников. Общественность внимательно следит сейчас за развитием событий в стране в преддверии ответственного голосования, не без напряжения ожидая дальнейшую судьбу рубля. Портал «Пронедра», детально изучив ситуацию на финансовом рынке и мнения отечественных аналитиков, предлагает своей аудитории следующий обзор.

Ключевыми моментами, с которых следует начать, являются нефтяные котировки. Каким будет поведение «американца», и что случится с рублем после президентских выборов-2018 – можно анализировать, разобравшись, прежде всего, в причинах, по которым меняются цены «черного золота».

Какие факторы повышают цены на нефть в 2018 году?

Важно понимать, что рынок нефти представляет собой яркий образец общей динамики и является локомотивом экономических движений по всему миру, а не в одной лишь России или в иных добывающих «черное золото» странах, как утверждают нередко многие аналитики.

Нефть рассматривают в качестве исходного сырья:

  • строительная отрасль;
  • автомобильная промышленность;
  • сельскохозяйственная отрасль;
  • сельское машиностроение;
  • химическая сфера (конструкционная продукция, пластмассы, полимеры, нефтехимия).

И мы с вами говорим здесь только о «вершине айсберга», так как в стоимость наиболее востребованного моторного топлива – бензина – всегда закладывают априори затраты на производство и последующую транспортировку почти всех разновидностей потребительской продукции. Другими словами, мы «едим нефть», а если точнее, то весь товар, произведенный с ее помощью и участием.

Рассмотрим общую динамику стоимости нефтяных котировок. «Черное золото» вот уже несколько месяцев отличается на глобальном рынке тенденцией к восхождению – баррель уверенно демонстрирует неуклонный рост в цене.

Результатом чего это стало? Все просто: лидеры ОПЕК и Россия утвердили суммарное снижение объема добычи сырой нефти с целью выйти на баланс мирового рынка, и они успешно ликвидировали весь излишек предложения. Котировки моментально устремились вверх, и они продолжают подниматься, игнорируя практически все происходящее вокруг.

О падении доллара

Национальная валюта Соединенных Штатов отражает, как известно, общее положение дел в экономическом секторе своей страны.

Америка столкнулась в 2017 году со следующими кардинальными переменами:

  • избрание президентом г-на Трампа;
  • смена политической стратегии администрации как внутри государства, так и за его пределами;
  • смена руководителя Федрезерва;
  • налоговое реформирование нового лидера страны;
  • старт борьбы с нелегальными мигрантами, сопряженной с существенным ужесточением общей миграционной политики властей;
  • мощные ураганы, обрушившиеся осенью на центр нефтяной промышленности – Мексиканский залив.

Перечисленные нами события, вне всяких сомнений, значительно повлияли на поведение доллара. Более того, в определенной степени им предстоит воздействовать на курс «американца» еще и в обозримой перспективе. Национальная валюта Штатов опускается, отражая, таким образом, рост нефтяных котировок. Есть, однако, и другая причина ослабевания доллара – это изменившаяся экономическая политика страны с приходом к власти Дональда Трампа.

Снижение доллара мы обнаруживаем, к слову, не только в укреплении позиций рублем, но еще и в подъемах курсов иных ключевых валют мира. Разумеется, прежде всего, здесь следует указать на евро, являющийся основным конкурентом «американца» на глобальном финансовом рынке.

Курс рубля к доллару в 2018 году: что на него влияет?

На поведении «американца» в России в текущем году сказываются:

  • снижения котировок нефти;
  • излишняя ликвидность валюты;
  • заметный отток из страны капитала (выводить следовало бы не в рублях, а в долларах);
  • высокий уровень спроса на валюту среди спекулянтов;
  • монетарная политика Центрального банка (направлена на скупку валюты с целью поддержать курс доллара);
  • инфляция российского рубля.

Важный момент! Указанные факторы укрепляют доллар, и курс его в России начинает расти.

Рассмотрим эти параметры детально.

  1. Цены на нефть растут, и ощутимо опускаться они сейчас явно не планируют. Динамика глобального рынка «черного золота», впрочем, крайне сложна для точных предсказаний: никто не знает, что и где произойдет – какие проблемы ждут в будущем Венесуэлу, Ближний Восток или, наконец, саму Америку.
  2. Лишними финансовыми средствами население сегодня определенно не располагает – все их сбережения безнадежно «съедены» ростом цен в 2015-2017 годах.
  3. Отток из России капитала демонстрирует сокращения по итогам уже нескольких лет кряду.
  4. Спрос на валюту со стороны спекулянтов в заметной степени упал. «Американец» попал в довольно узкий «коридор», да и все время падает, а потому на росте тут не поиграешь никак. Следовательно, данный инструмент постепенно теряет свое «лицо» для участников рынка.
  5. Уровень инфляции в нашей стране оказался в прошлом году крайне низким – в Росстате информировали, что специалисты зафиксировали лишь 2,5 процента.

И последнее. Монетарные меры финансового регулятора РФ, направленные на скупку валюты, выше отметки в 60 рублей «загнать» доллар, конечно, могут, однако, едва ли руководящий аппарат Центробанка ставил перед собой такую задачу.

Следует ли ожидать роста доллара к рублю в 2018-м?

Приступить к росту «американец» способен в любую минуту, между тем, для этого против российской валюты должны сыграть какие-то очень весомые факторы.

Снижение нефтяных котировок на сырьевом рынке либо более жесткие санкции против России в определенный момент действительно способны повлечь за собой ослабление рубля. За этим последует, однако, то, что объемы поставок углеводородного сырья из России на внешние рынки резко рухнут.

Притоки нефтедолларов в государство на данный момент выше спроса на них со стороны рядовых граждан, а о предпосылках стремительного роста аналитики тем временем не заикаются. Реальным фактором, который способен «обрушить рубль», они называют лишь падение стоимости нефти.

Что говорят в Минэкономразвития России?

Специалисты МЭР еще осенью прошлого года предупреждали о том, что после президентских выборов, намеченных на март, российская валюта упадет в среднем на 10 процентов, а курс доллара вырастет до отметки в 64,7 рубля. Отечественные эксперты констатировали при этом, что девальвации предстоит плавно продолжаться и в течение последующих нескольких лет, а скорость ее будет достигать в пределах пяти процентов ежегодно.

В прогнозах Минэкономразвития РФ на 2020-й год средний курс доллара фигурирует на уровне 66,9 рубля, а в 2020-м он будет составлять около 68 рублей.

«По валютному рынку Российской Федерации больно ударит очередное снижение нефтяных котировок, в прямой зависимости от которых находится сегодня до 60-ти процентов доходов в долларах», — резюмировали представители МЭР.

Поясним: российскую нефть марки Urals в прошлом году продавали за границу примерно по 49,94 доллара за «бочку». В 2018-м стоимость барреля этого сырья снизится до отметки в 43,8, а в 2020-м она будет едва превышать уровень в 40 долларов США.

Приток валюты в Россию на этом фоне уйдет практически «в ноль»: разница между поступлениями в страну доходов в долларах и оттоком их за рубеж в 2017-м составляла примерно два процента ВВП, в текущем году это будет полпроцента, а к 2020-му – всего 0,1 процента ВВП.

Что же будет с национальной валютой после выборов президента 2018?

Курс рубля в последнее время стабильно держится на приличном уровне. Однако эксперты уверены, что делается это искусственным путем, и подобная тенденция будет наблюдаться вплоть до самых президентских выборов, которые состоятся уже в следующем месяце.

В числе тех, кто склонен так считать, оказался и Игорь Николаев, занимающий пост главы Института стратегического анализа. Он отметил, что государственный долг РФ продолжает свой рост, а это лишь подтверждает гипотезу о том, что курс рубля держат искусственно. Такую меру Николаев назвал «неприятной» и создающей большие риски для нашей валюты в будущем. Вся экономика страны может оказаться в затруднительном положении, ведь уже сейчас мировые инвесторы начали выводить из нее свои денежные средства и, скорее всего, продолжат это делать еще активней.

«Если будут введены санкции, инвесторы, которые сейчас покупают российские облигации федерального займа (ОФЗ), перестанут их приобретать, а держатели постараются выйти из рублевых активов. У нас доля составляет около 32%, и это рекордно высокий уровень. Но, дело в том, что тот самый пресловутый carry trade , благодаря которому последнее время курс рубля и укрепился, в случае таких санкций прекратит действовать, что создаст самые серьезные риски для рубля», — прогнозирует эксперт.

При этом Николаев уверен, что до 18-го марта, а именно на эту дату намечены выборы нового президента, отечественной валюте ничего не грозит. Курс рубля будут все так же удерживать свои позиции.

Специалисты большинства аналитических изданий солидарны с Игорем Николаевым. На крупном информационном ресурсе Эксперт Online была опубликована статья о том, как Министерство финансов РФ реализовало облигации федерального займа на сумму в почти тридцать три миллиарда рублей.

Сбербанк CIB и ГК Forex Club в свою очередь отметили, что снижение цен на нефть резко отображается на рубле, а вот обратного эффекта практически не наблюдается. В последнее время легкая корреляция национальной валюты РФ фиксировалась при повышении на «черное золото» марки Brent. Также эксперты отметили, что инвесторы покупают все меньше и меньше российских ОФЗ.

Что будет с курсом рубля после выборов?

Что будет с курсом рубля до и после выборов президента России? Будет ли искусственно сдержан курс рубля к доллару и евро?

По данным CFTC, ставки на рост рубля падают шестую неделю подряд. Кроме того, снова наметилось обострение геополитической обстановки – США обвинили России в несоблюдении резолюции СБ ООН о перемирии в Сирии.

С другой стороны, 18 марта состоятся выборы Президента РФ. Многие аналитики считают, что в преддверии выборов, власти не дадут курсу рубля к доллару сильно просесть.

Значит ли это, что рубль до выборов будет устойчивым, а после их проведения будет снижаться или позиции российской валюты достаточно стабильны для возобновления роста?

Александр Купцикевич, аналитик компании FxPro: На мой взгляд, разговоры о сдерживании «правительством» краткосрочных колебаний рубля не актуальны несколько лет.

  • Во-первых, российская валюта на заметном удалении от исторических минимумов к доллару и евро и крайне низкая инфляция оставляет пространство для ослабления без значимой инфляционной угрозы.
  • Во-вторых, главные драйверы рубля – это нефть, глобальный спрос на риски и денежно-кредитная политика. Государственная политика имеет значение, но оно зачастую краткосрочно.

Рискну предположить, что политика сейчас подтачивает позиции рубля. Он оказался под давлением на оттоке инвесторов после воинственного послания Путина Федеральному собранию. К минимумам прошлой недели пара USDRUB прибавила более 3%. Пара EURRUB подросла за это же время на 2.5%.

Для инвесторов и рынков выборы – это большая неопределённость. А в свете целой череды весьма неожиданных итогов в США, Великобритании, Франции, Германии, наконец, Италии, инвесторы предпочтут осторожность в отношении рубля.

Неопределённость вокруг выборов в России кроется скорее не в имени победителя, а в той политике, которую он намерен вести. Ранее российская валюта и рынок разворачивались к росту после выборов, когда становилась ясна неизменность политического курса.

Вполне может оказаться, что и на этот раз рубль компенсирует ту слабость, которую демонстрирует с прошлой недели, забрав у политики первую позицию во влиянии на рубль.

Вам также будет интересно

Александр Купцикевич

Александр работает аналитиком в российском представительстве компании FxPro со дня основания (в 2007-м). Публикует статьи и исследования в отношении мировой экономики, рубля, а также международного валютного рынка, иногда отклоняясь к сырьевым активам и фондовым индексам. Имеет высшее экономическое образование (экономист-математик).

Что будет с рублем после выборов президента?

Выборы главы государства — важнейшее политическое событие в любой стране мира с президентской формой правления. В российской действительности оно традиционно увязывается с экономическими индикаторами — прежде всего, курсом национальной валюты. Рассмотрим то, каким образом власть в преддверии выборов может повлиять на улучшение соответствующих индикаторов.

Что может сделать власть для укрепления рубля?

Что будет с рублем после выборов президента в 2018 году — вопрос, на который ответ следует искать, изучая возможные действия правительства России в части принятия решений в сфере управления экономикой.

Методы стимулирования укрепления национальной валюты со стороны властей имеет смысл рассмотреть в контексте основных факторов, влияющих на формирование курса рубля. К таковым правомерно отнести:

  1. Цены на нефть (газ и иные виды сырья с высокой рентабельностью продаж).

Существует большое количество методов и формул, призванных объяснить зависимость между рассматриваемым фактором и курсом российской валюты по отношению к иностранным. В числе самых распространенных — формула, по которой курс рубля должен иметь величину, достаточную для того, чтобы один проданный баррель нефти формировал рублевую выручку в интервале порядка 2 400 — 3 200 рублей.

При соблюдении нижней границы указанного интервала, как считают некоторые экономисты, обеспечивается достаточный приток капитала в бюджет для того, чтобы обеспечивалась его приемлемая дефицитность. При достижении верхней границы — бюджет практически становится бездефицитным. А если показатель выручки в рублях будет еще выше, то возможно 2 сценария:

  • сумма превышения конвертируется в доллары, которые впоследствии пополняют международные резервы (например, в части Фонда национального благосостояния);
  • курс рубля укрепляется — до уровня указанной верхней границе или даже ниже его.

В случае с выборами более «электорально притягательным», безусловно, выглядит второй вариант. И он вполне себе может быть применен, если, к примеру, нефть будет стоить порядка 70 долларов за баррель (это вполне реально — такие показатели были достигнуты в январе). То есть, теоретически, курс российской валюты при комфортной верхней границе рублевой выручки за баррель — в 3 200 рублей, может составить порядка 45 рублей за доллар.

Но будет ли такой курс выгоден для национальной экономики в долгосрочной перспективе — вопрос, которым будут задаваться даже самые активные пропагандисты сильного рубля. Дело в том, что к текущему курсу — порядка 55 – 60 рублей, очевидно, приспособился и бюджет и крупнейшие экспортеры. Поэтому, вероятность, что ради выборов власть пойдет на экономические риски и значительно усилит рубль — пусть и при наличии на то ресурсов, все же невысока.

  1. Уровень спроса на валюту со стороны крупнейших корпораций.

Речь идет о спросе на валюту, которая, как правило, используется в целях погашения корпоративных займов, оформленных за рубежом. При резком возрастании потребности корпораций в валюте может формироваться ее дефицит, как следствие — рост стоимости. Однако в обозначенные нами периоды нет оснований ожидать резкого повышения такой потребности.

Поэтому, данный фактор, скорее всего, не повлияет на курс национальной валюты — но властям нужно быть готовым в этой части ко всем возможным сценариям. Например — если вследствие очередного витка санкций российские компании не смогут по каким-либо причинам сформировать необходимую долларовую ликвидность за счет зарубежных источников, то восполнять дефицит валюты им придется на внутреннем рынке.

  1. Наличие ликвидных резервов (и степень свободы в распоряжении ими).

В негативных макроэкономических условиях (например, при падении цены нефти так, что рублевая выручка за баррель будет ниже минимальной величины или при образовании дефицита валюты на внутреннем рынке) правительство может искусственно поддержать курс валюты, продавая имеющиеся международные резервы — номинированные по большей части в долларах США.

Однако, такой метод, скорее всего, будет крайне непопулярным в среде российских граждан в контексте выборов, и будет задействован в самом крайнем случае — разве что при лавинообразном падении цен на нефть и применении западными странами невиданно жестких санкций в отношении России. И если такие события придутся на обозначенные нами периоды — безусловно, есть основания говорить о том, что власти задействуют макроэкономический инструмент, представленный международными резервами.

Вырастет ли рубль?

​Итак, ключевые факторы, определяющие курс рубля по отношению к валютам — цены на нефть, уровень спроса на валюту внутри страны и ресурс, представленный международными резервами.

Несмотря на то, что в контексте выборов у российских властей есть сразу несколько инструментов для повышения курса национальной валюты (в ряде сценариев — без какого-либо ущерба для бюджета), чрезмерное укрепление рубля с точки зрения макроэкономики, скорее всего, не будет рассматриваться как оптимальный сценарий.

Таким образом, с наибольшей вероятностью рубль — и в период до выборов, и некоторое время после — сохранится на текущем уровне. При наличии неблагоприятных обстоятельств (в виде снижения цен на нефть и санкций) правительство может задействовать международные резервы для сдерживания ослабления рубля и уменьшения социальных рисков.

Что будет с рублем после президентских выборов?

Сегодня Совфед РФ официально назначил выборы президента России на 18 марта 2018 года. Эксперты в ходе онлайн-конференции на Finam.ru “Российская экономика: цели достигнуты, задачи выполнены?” поделились своим мнением о том, повлияют ли выборы на курс рубля.

Для изменений курса рубля президентских выборов недостаточно, полагает Андрей Кочетков, аналитик “Открытие Брокер”. “Пока на страже рубля стоит довольно высокая ставка ЦБ РФ, повышенные доходы бюджета от экспорта, а также низкая инфляция в стране. В этих условиях сложно ожидать резких колебаний курса. Риском остаются возможные новые ограничительные меры, в т.ч. на покупку российских ОФЗ. Тогда курс может существенно ослабнуть, но это не прямая зависимость от выборов. Соответственно, выборы на рубль существенно не повлияют”, – комментирует аналитик. При этом он отмечает, что в нашей стране “любые перемены часто ассоциируют с неприятностями”. “Поэтому и существуют такие ожидания, что после выборов Минфин перестанет стесняться и будет более активно влиять на рубль. Но подобное действие носит крайне неконструктивный характер, так как вновь отразятся на доходах населения и приведут к разгону инфляции. Соответственно, вся работа последних лет пойдёт совсем не в том направлении. Меж тем, колебания курса в рамках 10-15% нельзя рассматривать в качестве сильного ослабления. Такой диапазон возможного изменения можно заложить с учётом вероятной просадки нефти в будущем году, а также новых ограничительных мер недружественных зарубежных правительств”, – пояснил он.

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР, не считает, что что “решение перейти на инфляционные таргетирования было политическим, и после выборов будет пересмотрено”. “Более того, макроэкономическая стабилизация, достигнутая после этого рассматривается как важный аргумент в его пользу. Изменения в других сферах могут повлиять на курс, но не драматически”, – полагает эксперт.

По мнению Георгия Ващенко, начальника управления операций на российском рынке ИК “Фридом Финанс”, на рубль будет оказывать влияние динамика ставок. “ЦБ не сможет в 2018 г. резко снижать ключевую ставку, порог оцениваю на уровне 6,5%. Это снижает интерес к рублевым инструментам и способствует оттоку иностранных керри-трейдеров. Также давление на рубль будет создавать индексация тарифов и зарплат, в пределах 5%”, -говорит он. Среди внешних факторов аналитик выделяет цену на нефть: “В случае ее снижения ниже $50 за барр, ослабление рубля, на мой взгляд, превысит 10%. В целом ориентируюсь на диапазон 60-65 в паре USDRUB до конца года в базовом сценарии”.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Ждет ли Россию девальвация после выборов

Рубль: как низко он готов упасть

Еще осенью, когда рубль слабел, экономисты всерьез обсуждали вероятность девальвации после президентских выборов-2018: дескать, до 18 марта рубль будут держать, а после — что случится, то случится. Насколько реально новое резкое ослабление рубля и к чему оно приведет?

Рост цен на нефть, наметившийся в конце 2017 года, дает надежды закончить 2018-й без дефицита бюджета и в целом играет на руку очевидному следующему президенту России. Однако резкое, хоть и краткосрочное, падение рынков в начале прошлой недели заставило вспомнить о хрупкости нашего благополучия. Тем более что и США могут в любой момент преподнести нам очередной санкционный сюрприз. Можно ли ожидать в этих условиях резкого ослабления рубля после президентских выборов? И способна ли девальвация рубля помочь российской экономике начать расти сколько-нибудь заметными темпами, а не на 1,5% в год?

Привычка падать

Главный приз, который может получить экономика в результате девальвации, — импортозамещение. В теории. Однако на практике так бывает не всегда. «В 1998 году обвал рубля дал примерно на четыре года заметный эффект импортозамещения. Однако ни в 2008 году, ни в 2015-м подобного не было», — говорит директор аналитического департамента Промсвязьбанка Николай Кащеев.

О вреде крепкого рубля для российской экономики периодически говорят и крупные российские бизнесмены, и чиновники. Но действительно ли для нашей экономики лучше, чтобы рубль был слабым?

Девальвация 1998 года была самой глубокой: если в августе 1998 года, еще до дефолта, доллар стоил 6,3 рубля, то в январе 1999-го — уже 21. Девальвация, объявленная одновременно с дефолтом по госдолгу, была вынужденным ответом на два внешних шока: падение цен на энергоносители и кризис в Юго-Восточной Азии. Падение экономики оказалось резким, но коротким: начиная с 2000 года ВВП России рос весьма высокими темпами вплоть до следующего кризиса, 2008 года. Впрочем, тогда российская экономика росла не столько благодаря живительному воздействию кризиса, сколько из-за благоприятной внешней конъюнктуры — постоянно растущих мировых цен на нефть.

Девальвации 2008 и 2014—2015 годов уже не были такими сильными. Целительный эффект в виде растущего импортозамещения и конкурентоспособного экспорта оказался минимальным. И можно быть уверенным: если девальвация случится в ближайшее время, России от нее будет один вред. По крайней мере, опыт последней девальвации, 2014—2015 годов, показал: за последующие три года зависимость российской экономики от импорта точно не снизилась.

«Импортозамещение»: пока только слово придумали

В период 2014—2017 годов российская промышленность сохраняла свою зависимость от импорта примерно на одном и том же уровне, показывают исследования Института Гайдара. Первые замеры были сделаны еще до девальвации, в апреле 2014 года. Тогда около 40% предприятий заявили о критической зависимости от импорта: невозможности отказаться от закупок импортного оборудования, сырья и материалов при любом росте цен. В декабре 2014 года, после девальвации, когда рост импортных цен стал неизбежен, а сам импорт упал практически на треть, 40% российских предприятий все равно были не готовы отказываться от импорта. О своей независимости от импорта в части машин и оборудования заявили лишь 22% предприятий, а в части сырья и материалов — 33%.

Такой расклад заставил исследователей обратиться в 2015 году к причинам, мешающим импортозамещению. Основной барьер — отсутствие российского оборудования и сырья, причем любого качества: в январе 2015 года так ответили 62% предприятий. На втором месте — низкое качество отечественных аналогов: 35% ответивших. Последующие три года наблюдений показали, что значимых положительных сдвигов в производстве в России нового оборудования и сырья не произошло. Даже наоборот. За три года ситуация изменилась в худшую сторону. В июне 2017 года на отсутствие российского оборудования и сырья жаловались уже 69% предприятий, а на низкое качество российской продукции — 37%. Третьей по значимости преградой для импортозамещения стала недостаточная поддержка со стороны властей: в 2015 году на это жаловались в 18% случаев, в 2017-м — в 10%.

Тем не менее за время кризиса небольшое импортозамещение все же произошло. Однако 2017 год показал снижение масштабов импортозамещения в закупках предприятий до самого низкого уровня за все три года мониторинга — импорт опять стал расти, как только стабилизировался курс рубля. В конце 2017 года 7% компаний сообщили о сокращении или о полном обнулении физической доли импорта в закупках машин и оборудования. Что касается импортного сырья и материалов, то от них к IV кварталу 2017 года смогли отказаться только 8% предприятий.

Почему успехи оказались такими скромными? Эксперты Института Гайдара считают основной причиной сформировавшуюся за предыдущие годы зависимость российской промышленности от импорта. Закупая иностранное оборудование, предприятия были вынуждены переходить на импортные комплектующие и сырье: отчасти потому, что в России не производят адекватного по качеству сырья. Но в первую очередь потому, что зарубежные производители, как правило, стараются предложить комплексные поставки, чтобы привязать покупателя к своей продукции на всех этапах его использования.

Впрочем, эксперты Института Гайдара подчеркивают: снижение объемов импортозамещения — это еще и следствие укрепления рубля в 2017 году.

«Нашей экономике в большинстве случаев не удалось эффективно воспользоваться возможностями, которые предоставляет ослабление национальной валюты, — говорит Николай Кащеев. — Эти периоды можно было бы использовать хотя бы для некоторых структурных реформ. Поскольку такие периоды отчасти благоприятны в связи с ослаблением внешней конкуренции. Но каждый раз девальвация была лишь поводом пожать ее достаточно случайные плоды и продолжать вести бизнес как обычно. Потом девальвационный эффект утрачивался, и наша экономика вновь полагалась на нефть».

Но, может быть, что-то изменится в следующий раз и новый виток обесценивания рубля принесет все же долгожданный эффект? Может быть, нашей экономике удастся произвести импортозамещение одних товаров и нарастить экспорт других?

Лучше и не начинать

«Возможности импортозамещения, при прочих равных условиях, представляются ограниченными, так как Россия в настоящее время не производит значительного ассортимента продукции, потребляемой на внутреннем рынке, — говорит главный инвестиционный стратег Ситибанка Дмитрий Голубков. — Делать капиталовложения и наращивать производственные мощности для обслуживания сравнительно небольшого по мировым меркам рынка (с населением около 147 миллионов человек) может оказаться не всегда рентабельным».

«В направлении развития экспорта перспективы более интересные», — отмечает Голубков и напоминает о политике ряда азиатских стран, которые искусственно занижали курс национальной валюты, чтобы нарастить экспорт. Но помогло бы это России? Для этого, говорит Голубков, важно понять, в каких секторах экономики у России есть относительное конкурентное преимущество на внешних рынках. «Но важно также, чтобы рост прибылей данных секторов транслировался в рост капиталовложений, что позволило бы увеличить реальный выпуск и экспорт продукции, — считает эксперт. — При этом, принимая во внимание невозможность заменить часть импортной продукции российскими аналогами, важно «не перегнуть палку» с понижением курса национальной валюты».

С другой стороны, только сильная девальвация и способна встряхнуть экономику, дать ей второе дыхание, уверен советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. «Для того чтобы девальвация реально помогла экономике, она должна быть сильной, как в 1998 году, — утверждает Хестанов. — Масштаб же девальваций 2008 и 2014 годов был намного меньше».

Отчасти с этим соглашаются и эксперты Института Гайдара. Одной из причин медленного импортозамещения, о котором мы говорили выше, они как раз называют вялотекущий характер кризиса 2015—2016 годов, который не привел к резкому сокращению выпуска в российской промышленности и не потребовал масштабного отказа от подорожавшего импортного сырья.

Заплатит народ

Но у сильной девальвации, которая только и могла бы помочь российской экономике, есть существенный побочный эффект. За эту помощь заплатило бы население — резким снижением уровня жизни, как это было, например, в 1998 году. «Около трети потребительской корзины — импорт, — напоминает Сергей Хестанов. — Соответственно, девальвация разгонит инфляцию». А поскольку рассчитывать на быстрое импортозамещение в ближайшем будущем не стоит, то «понижение курса рубля просто сделает более дорогими импортные товары для российского потребителя», поясняет Дмитрий Голубков.

Ускорение инфляции и снижение реальных доходов населения — это реальность девальвации. Но в России реальные доходы населения и так уже снижаются четвертый год подряд. Заставлять людей терять еще больше чревато. Как говорят все чаще, «телевизор побеждает холодильник только на коротких промежутках времени».

«Девальвация чревата не только инфляцией, но и ухудшением как потребительских настроений, так и самочувствия бизнеса и доверия к национальной валюте, которое восстанавливается медленно и с большим трудом», — обращает внимание Николай Кащеев.

«Формирование девальвационных ожиданий снижает экономическую активность. И в более длительном промежутке времени может, напротив, привести к замедлению темпов экономического роста», — полагает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Дмитрий Дорофеев.

Рубль может упасть. Но чуть позже

Хорошая новость состоит в том, что резкая девальвация — маловероятный сценарий в ближайшем будущем: нефть относительно дорогая, а санкции против России пока несерьезные. Рост стоимости нефти привел к снижению дефицита бюджета, говорит Сергей Хестанов. Большого избытка нефти на рынке сейчас нет, рост добычи вне ОПЕК идет очень медленно, соответственно, сильного давления на рубль пока не наблюдается. Это временное явление, но время еще есть, считает Хестанов. По крайней мере, до 2020—2022 годов.

Введение нового бюджетного правила стало стабилизатором для экономики и заметно снизило нашу подверженность негативным внешним шокам как на рынках капиталов, так и на рынке нефти, считает Дорофеев. «В результате даже при существенном снижении цен на нефть заметного снижения курса рубля произойти не должно, за счет соответствующего снижения объемов покупки валюты со стороны Минфина», — уверен эксперт.

«Власть в настоящее время заинтересована в сохранении стабильности на валютном рынке и отсутствии резких изменений на нем, — продолжает Дмитрий Дорофеев. — Именно сохранение данной политики в дальнейшем позволит значительно ускорить потенциальные темпы экономического роста РФ».

Впрочем, небольшое ослабление валюты российской экономике помогло бы, полагает Сергей Хестанов. Вариант, который был бы идеален, по мнению эксперта, — это «плавное снижение курса рубля с темпом, сопоставимым с инфляцией». Правда, при этом Хестанов уверен, что лучшим способом стимулировать рост экономики был бы тот, о котором говорят уже лет 20: реформы, защита частной собственности, дерегулирование, приватизация.

Михаил Касьянов: что будет после выборов с рублем, вкладами, налогами и реформами

Россия вернулась к экономическим показателям десятилетней давности, и ждать роста, пока процветает путинский «капитализм для друзей», не стоит, считает бывший премьер-министр РФ, председатель «Парнаса» Михаил Касьянов. Чтобы выйти из тупика, стране нужно пройти сложный путь реформ, привлечения инвестиций, создания конкурентоспособных производств. Способна ли Россия на это?

«Усилиями Путина мы отстаем от всего мира, консервируемся в прошлом веке»

– Михаил Михайлович, президент ЕБРР Сума Чакрабарти настроен оптимистически, полагая, что рецессия российской экономики закончится через полтора года. Исследователи из ВШЭ, напротив, считают, что с начала этого года образовалась тенденция на углубление рецессии и к президентским выборам мы получим «потерянное десятилетие». Сорос в начале этого года вообще прогнозировал «банкротство режима Путина» в 2017-м. А вы как считаете?

– Несмотря на то, что Европейский Банк реконструкции и развития и прогнозирует через полтора года завершение рецессии в России, все равно нужно понимать, что никакого экономического роста у нас не будет. На данный момент мы вернулись к тем экономическим показателям, которые у нас были лет десять назад. Рецессия все еще продолжается, хотя и не такими темпами, как в предыдущем году, и я не вижу никаких перспектив экономического роста при режиме Путина. Еще два года назад вклад России в мировой валовый продукт составлял 3,5%, а в этом году уже 2,5%. То есть мы отстаем от всего мира, усилиями Путина консервируемся в прошлом веке. Это недопустимо. Но пока у власти стоят Путин и его команда, я в отношении российской экономики настроен, конечно, пессимистично.

По итогам прошлого года российская экономика признана четвертой худшей в мире. Россия заняла 42 место по качеству жизни, зато первое по военным расходам РИА Новости/Павел Лисицын

– Путин неспособен двигать экономику вперед? Или это осознанная политика, так как развитие экономики будет угрожать Системе, которую он выстроил?

– Оставшиеся еще в бюджете деньги быстро исчезают. По признанию Министерства финансов, к концу года будет полностью истощен Резервный фонд, а к концу следующего — Фонд национального благосостояния. Это означает, что не будет никаких средств не только для повышения пенсий, а даже для их индексации согласно инфляции. Более того, некоторые эксперты утверждают, что может не хватить средств для исполнения уже имеющихся обязательств по социальным пособиям, зарплатам и пенсиям.

Эксперт: чтобы выжить, система будет грабить россиян

Но режим, возглавляемый Владимиром Путиным, неспособен провести системные преобразования, неспособен на глубинные политические перемены и полную перезагрузку экономики. Любые реформы для него – риски, а Путин неспособен брать на себя какие-либо риски. Это означает, что экономическая модель, которую он построил (я называю эту модель «капитализм для друзей»), лишена будущего. Но пока ее родоначальник стоит у власти, пока наши граждане будут терпеть то, что происходит в стране, эта модель никуда не денется, будет «теплиться» какое-то время, затем – все, полное обрушение.

– Кудрин сформулировал выбор: либо структурные реформы – судебная, правоохранительная, госуправления, пенсионная и т. д., разгосударствление экономики, повышение конкурентности, производительности и технологический прорыв, либо геополитические амбиции и, соответственно, огромные затраты на оборону. Михаил Михайлович, что-то сегодня указывает на то, что Путин сбавит геополитические амбиции и займется внутренними экономическими реформами?

– Сегодня у Путина нет выбора. Геополитическими вопросами он занимается ради удержания власти. Здесь геополитика лишь инструмент: чтобы продолжать удерживать власть, Путину нужен внешний враг. Поэтому и идет нагнетание истерии вокруг НАТО, внутри нашей страны слышны призывы, провоцирующие гонку вооружений. Хотя сегодня Россия, конечно, неспособна ни на какую гонку вооружений. А если она случится, то через пару лет страна станет абсолютно нищей.

Милитаристская риторика присутствует, особенно в выборный период. Но когда президентские выборы пройдут (если, конечно, страна доживет до этого), Путин снова станет «либеральным демократом», будет говорить о том, как нужно уважать граждан и помогать инвесторам, что нужно проводить реформы, преобразования, изменения. Но все это лишь имитация, демагогия. На мой взгляд, сегодня вообще нет никакой политики. Есть просто латание дыр, чтобы удержаться на плаву.

– Но есть команда Кудрина, а есть – Белоусова, Столыпинского клуба. Предложение последних: массированная эмиссия, вливание в экономику триллионов государственных рублей, занижение курса рубля. К чему приведет реализация такой программы?

– Для Путина важно то, к чему он привык. Путину понятна модель, которую описывает Кудрин (как министр финансов Кудрин настаивал на централизации доходов и экономии социальных расходов – ред.), за одним исключением: там описывается уважение к инвестору и доверие инвесторов к власти, а этого сегодня не существует. Поэтому после выборов Путин будет пытаться восстановить именно эту модель. То, что предлагают Белоусов, Глазьев и так далее, это вообще путь к развалу. Путин на это не пойдет. Он просто использует их для острастки бизнес-сообщества: дескать, захочу – могу и на такую модель перейти. Это имитация конкуренции, не более того.

– А можно ли трактовать последние крупные отставки силовиков из давнего и ближайшего окружения Путина – Сергея Иванова, а также Константина Ромодановского, Евгения Мурова, Андрея Бельянинова – как сигнал о готовности президента к либерализации, в том числе в экономике, к ее разгосударствлению, демонополизации? Что вообще означают эти отставки?

– Нет, это никакая не либерализация. Это просто смена постаревших людей, которые лояльны Путину и смотрят ему в рот, на таких же, только моложе, которые смотрят ему в рот еще больше. Никаких серьезных изменений в политике и экономике я от этих назначений не ожидаю.

«Нужно доверие инвесторов, но при Путине это невозможно»

– Раз так, состояние нашей экономики будет по-прежнему зависеть от мировых цен на нефть и объемов продажи российских энергоносителей. Путин выразил надежду на то, что с ОПЕК удастся найти компромисс по цене. Минэкономразвития говорит о средневзвешенной цене 50 долларов за баррель, а Минфин допускает и 30 долларов, причем надолго. Чего ожидать, по вашему мнению?

– В целом я полагаю, что цена на нефть не будет расти кардинально, скорее, будет колебаться в районе 50 долларов за баррель. Этого недостаточно для возврата к уровню «жирных» лет, когда цена была 100 долларов за баррель.

Считаю, что, во-первых, политика ожидания роста цен на нефть порочна и весьма недальновидна. Это не лидерство, это типичная некомпетентность и безответственность: невозможно связывать процветание страны с тем, какой будет цена на нефть, лидеры так не делают. Необходимо перестать привязываться к цене на нефть. Но Путин для этого вообще ничего не делает. Именно такую политику он и проводит: давайте еще потерпим, скоро цены на нефть вырастут – и заживем как прежде. Все его предположения строятся на том, чтобы как-то уговорить или подкупить другие страны, чтобы они приняли решение, которое привело бы к повышению цены на нефть.

Во-вторых, я считаю, что необходима диверсификация экономики. На сегодня она полностью заброшена, что прискорбно. В мире появляются альтернативные источники энергии, и нефть не может быть главным фактором роста экономики, это позиция прошлого века. России нужен новый старт экономического развития, нужна мощная экономика, основанная на множественности источников роста, поэтому нужно доверие инвесторов. Но при Путине это невозможно, необходима смена режима.

– Еще один фактор, влияющий на состояние нашей экономики, – санкции. Экспертные оценки разнятся: одни считают, что антироссийские санкции будут частично сняты в следующем году, другие – что санкции – это надолго. Каково ваше видение?

– У нас многие путают секторальные санкции Европы и США с продовольственными санкциями. Последние — это как раз дело рук Путина, санкции против своего же народа. А Запад ввел санкции только в двух секторах: это энергетика и финансовый сектор. Других санкций Запад не предпринимал, кроме индивидуальных, направленных против конкретных чиновников и политиков.

Я пока не вижу, чтобы Путин осознал свои ошибки и начал сворачивать кампанию против Украины, соблюдать Минские соглашения, согласно которым граница должна быть передана под контроль украинских властей и миссии ОБСЕ. Ну а раз так, я уверен: Запад не будет поступаться своими принципами в отношении России, ответственной за агрессию против Украины, останется на своих позициях и санкции продолжат действовать в полном объеме. И будут действовать еще много лет, пока не сменится нынешняя власть.

– В правительстве и научной среде спорят о будущем рубля. Силуанов говорит, что правительство не пойдет на укрепление рубля, чтобы не допустить торможения экономики и роста бюджетного дефицита. Но, например, эксперты правительственной «Российской газеты» предсказывают, что к концу года рубль, напротив, ослабнет до 70 за доллар. Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН вообще за 75 рублей за доллар – дескать, это поможет локомотивным экспортным отраслям. По вашему мнению, какой план – меньшее из зол и какой скорее всего будет взят на вооружение?

– Это важный вопрос, но не полностью определяющий. Рубль сегодня зависит от двух факторов: цена на нефть и внутренняя денежно-кредитная и бюджетная политика. Сегодня мы имеем бюджет с большим дефицитом, и, конечно, это влияет на национальную валюту. Нынешний уровень цены на нефть недостаточен, чтобы обеспечить тот бюджет, который запланировало нынешнее правительство. Поэтому я вполне допускаю, что даже при этой более-менее стабильной цене на нефть в 50 долларов наша валюта ослабнет до 70 единиц за один доллар, поскольку в стране не происходит ничего положительного. Это по факту ведет к тому, что инвесторы переоценивают состояние российской экономики и ее национальной валюты.

– Как вы оцениваете состояние нашей банковской системы? Насколько она устойчива, стоит ли доверять ей свои накопления?

– Банковская система находится в очень зыбком, ненадежном состоянии. Это выражается в том, что любой банк в любой день может быть закрыт. Нынешнее регулирование, которое по требованию верховной власти ввел Центробанк, позволяет ему по указке из Кремля тут же, в один день закрыть любой банк. Банкиры пытаются выжить, чтобы их не посадили в тюрьму под надуманными предлогами и сфабрикованными обвинениями.

Что касается прибыли банков, то она есть только у Сбербанка. Остальные банки находятся в тяжелом состоянии. Единственным реально надежным банком для вкладов снова стал Сбербанк. К сожалению, мы вернулись по кругу примерно на 20 лет назад. Банковская система в то время была в зачаточном состоянии. И сейчас примерно так же, надежности почти ноль.

– Реформы не просматриваются, нефтяные цены посредственны, а видимость социальной стабильности надо поддерживать. Поэтому Путин ставит задачу вывести экономику из «тени»: по подсчетам экономистов, там находится до 40% трудоспособного населения, обеспечивающих четверть ВВП. В то же время Путин одобрил «пакет Яровой», что, как предупредили сотовые операторы, приведет к удорожанию их услуг вдвое. Ритейл просил президента отсрочить поправки той же Яровой в закон о торговле, иначе населению «придется запасаться продуктами», тем не менее президент подписал и эти поправки. Такое ощущение, что и из «тени» бизнес будут выводить так же, не посчитавшись с его интересами, силой.

– То, что делает Путин, — пытается контролировать всех и каждого, — только вредит экономике, еще больше загоняя ее в «тень». Безусловно, нужно прекратить кошмарить бизнес вообще. Если сделать хотя бы это, бизнес-сообщество может успокоиться: сегодня все находятся во взвинченном состоянии, никто не хочет никуда вкладывать, у нас ноль инвестиций. А при нулевом уровне доверия инвесторов к власти ни о каком росте инвестиций не может быть и речи. Но полагаю, что Путин и дальше будет продолжать душить бизнес. Поскольку никакого пути, кроме как обдирать бизнесменов по всяким поводам и без них, у него нет.

– Повышение налогов, возможное введение прогрессивной шкалы НДФЛ, бьющей по среднему классу, «налога на тунеядство», бьющему по самозанятости, увеличение пенсионного возраста – как вы думаете, всего этого стоит ожидать уже после парламентских выборов или после президентских?

– До окончания президентских выборов никаких резких шагов делаться не будет. Хотя экономика все равно продолжит сжиматься. Но после президентских выборов, вполне возможно, для латания дыр в бюджете будут приняты различные меры, в том числе и те, о которых вы говорите. То есть налогоплательщики должны будут готовиться к очередному давлению со стороны государства.

Ждет ли Россию девальвация после выборов

Еще осенью, когда рубль слабел, экономисты всерьез обсуждали вероятность девальвации после президентских выборов-2018: дескать, до 18 марта рубль будут держать, а после — что случится, то случится. Насколько реально новое резкое ослабление рубля и к чему оно приведет?

Рост цен на нефть, наметившийся в конце 2017 года, дает надежды закончить 2018-й без дефицита бюджета и в целом играет на руку очевидному следующему президенту России. Однако резкое, хоть и краткосрочное, падение рынков в начале прошлой недели заставило вспомнить о хрупкости нашего благополучия. Тем более что и США могут в любой момент преподнести нам очередной санкционный сюрприз. Можно ли ожидать в этих условиях резкого ослабления рубля после президентских выборов? И способна ли девальвация рубля помочь российской экономике начать расти сколько-нибудь заметными темпами, а не на 1,5% в год?

Привычка падать

Девальвация 1998 года была самой глубокой: если в августе 1998 года, еще до дефолта, доллар стоил 6,3 рубля, то в январе 1999-го — уже 21. Девальвация, объявленная одновременно с дефолтом по госдолгу, была вынужденным ответом на два внешних шока: падение цен на энергоносители и кризис в Юго-Восточной Азии. Падение экономики оказалось резким, но коротким: начиная с 2000 года ВВП России рос весьма высокими темпами вплоть до следующего кризиса, 2008 года. Впрочем, тогда российская экономика росла не столько благодаря живительному воздействию кризиса, сколько из-за благоприятной внешней конъюнктуры — постоянно растущих мировых цен на нефть.

Девальвации 2008 и 2014—2015 годов уже не были такими сильными. Целительный эффект в виде растущего импортозамещения и конкурентоспособного экспорта оказался минимальным. И можно быть уверенным: если девальвация случится в ближайшее время, России от нее будет один вред. По крайней мере, опыт последней девальвации, 2014—2015 годов, показал: за последующие три года зависимость российской экономики от импорта точно не снизилась.

«Импортозамещение»: пока только слово придумали

Такой расклад заставил исследователей обратиться в 2015 году к причинам, мешающим импортозамещению. Основной барьер — отсутствие российского оборудования и сырья, причем любого качества: в январе 2015 года так ответили 62% предприятий. На втором месте — низкое качество отечественных аналогов: 35% ответивших. Последующие три года наблюдений показали, что значимых положительных сдвигов в производстве в России нового оборудования и сырья не произошло. Даже наоборот. За три года ситуация изменилась в худшую сторону. В июне 2017 года на отсутствие российского оборудования и сырья жаловались уже 69% предприятий, а на низкое качество российской продукции — 37%. Третьей по значимости преградой для импортозамещения стала недостаточная поддержка со стороны властей: в 2015 году на это жаловались в 18% случаев, в 2017-м — в 10%.

Тем не менее за время кризиса небольшое импортозамещение все же произошло. Однако 2017 год показал снижение масштабов импортозамещения в закупках предприятий до самого низкого уровня за все три года мониторинга — импорт опять стал расти, как только стабилизировался курс рубля. В конце 2017 года 7% компаний сообщили о сокращении или о полном обнулении физической доли импорта в закупках машин и оборудования. Что касается импортного сырья и материалов, то от них к IV кварталу 2017 года смогли отказаться только 8% предприятий.

Почему успехи оказались такими скромными? Эксперты Института Гайдара считают основной причиной сформировавшуюся за предыдущие годы зависимость российской промышленности от импорта. Закупая иностранное оборудование, предприятия были вынуждены переходить на импортные комплектующие и сырье: отчасти потому, что в России не производят адекватного по качеству сырья. Но в первую очередь потому, что зарубежные производители, как правило, стараются предложить комплексные поставки, чтобы привязать покупателя к своей продукции на всех этапах его использования.

Впрочем, эксперты Института Гайдара подчеркивают: снижение объемов импортозамещения — это еще и следствие укрепления рубля в 2017 году.

Но, может быть, что-то изменится в следующий раз и новый виток обесценивания рубля принесет все же долгожданный эффект? Может быть, нашей экономике удастся произвести импортозамещение одних товаров и нарастить экспорт других?

Лучше и не начинать

«В направлении развития экспорта перспективы более интересные», — отмечает Голубков и напоминает о политике ряда азиатских стран, которые искусственно занижали курс национальной валюты, чтобы нарастить экспорт. Но помогло бы это России? Для этого, говорит Голубков, важно понять, в каких секторах экономики у России есть относительное конкурентное преимущество на внешних рынках. «Но важно также, чтобы рост прибылей данных секторов транслировался в рост капиталовложений, что позволило бы увеличить реальный выпуск и экспорт продукции, — считает эксперт. — При этом, принимая во внимание невозможность заменить часть импортной продукции российскими аналогами, важно «не перегнуть палку» с понижением курса национальной валюты».

С другой стороны, только сильная девальвация и способна встряхнуть экономику, дать ей второе дыхание, уверен советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. «Для того чтобы девальвация реально помогла экономике, она должна быть сильной, как в 1998 году, — утверждает Хестанов. — Масштаб же девальваций 2008 и 2014 годов был намного меньше».

Заплатит народ

Ускорение инфляции и снижение реальных доходов населения — это реальность девальвации. Но в России реальные доходы населения и так уже снижаются четвертый год подряд. Заставлять людей терять еще больше чревато. Как говорят все чаще, «телевизор побеждает холодильник только на коротких промежутках времени».

«Девальвация чревата не только инфляцией, но и ухудшением как потребительских настроений, так и самочувствия бизнеса и доверия к национальной валюте, которое восстанавливается медленно и с большим трудом», — обращает внимание Николай Кащеев.

Рубль может упасть. Но чуть позже

Введение нового бюджетного правила стало стабилизатором для экономики и заметно снизило нашу подверженность негативным внешним шокам как на рынках капиталов, так и на рынке нефти, считает Дорофеев. «В результате даже при существенном снижении цен на нефть заметного снижения курса рубля произойти не должно, за счет соответствующего снижения объемов покупки валюты со стороны Минфина», — уверен эксперт.

«Власть в настоящее время заинтересована в сохранении стабильности на валютном рынке и отсутствии резких изменений на нем, — продолжает Дмитрий Дорофеев. — Именно сохранение данной политики в дальнейшем позволит значительно ускорить потенциальные темпы экономического роста РФ».

Научитесь составлять управленческую отчетность в нашем новом онлайн-курсе. Собственники готовы платить за управленческие отчеты больше, чем за налоговые. Дадим алгоритм настройки отчетов и покажем, как встроить их в ваш повседневный учет.

Обучение дистанционно. Выдаем сертификат. Записывайтесь на курс «Все про управленческий учет: для бухгалтера, директора и ИП». Пока за 3500 вместо 6000 руб.

Источники:
http://fortrader.org/fundamental/kurs-rublya/chto-budet-s-kursom-rublya-posle-vyborov.html
http://law03.ru/finance/article/chto-budet-s-rublem-posle-vyborov-prezidenta
http://www.finam.ru/analysis/marketnews/chto-budet-s-rublem-posle-prezidentskix-vyborov-20171215-16100/
http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10275987
http://www.znak.com/2016-09-14/mihail_kasyanov_chto_budet_posle_vyborov_s_rublem_vkladami_nalogami_i_reformami
http://www.klerk.ru/boss/articles/472013/
http://pro-banking.ru/blog/bankomat-ne-vydal-dengi-no-spisal-ih-so-sceta-cto-nuzno-delat-v-etom-slucae

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию